Sample Sidebar Module

This is a sample module published to the sidebar_top position, using the -sidebar module class suffix. There is also a sidebar_bottom position below the menu.

Sample Sidebar Module

This is a sample module published to the sidebar_bottom position, using the -sidebar module class suffix. There is also a sidebar_top position below the search.
Святые и святыни

 

 

Сретение Владимирской иконы Божией Матери

Владимирская икона Божией Матери, по преданию, написана евангелистом Лукою на доске из того стола, за которым трапезовало Святое Семейство: Спаситель, Богородица и праведный Иосиф Обручник. Божия Матерь, увидев этот образ, произнесла: «Отныне ублажат Меня все роды. Благодать Рождшегося от Меня и Моя с этой иконой да будет».

В Россию икона принесена из Византии в начале XII века, как подарок Юрию Долгорукому от Константинопольского Патриарха Луки Хризоверха. Икону поставили в женском монастыре Вышгорода, недалеко от Киева, слух о ее чудотворениях дошел до сына Юрия Долгорукого, князя Андрея Боголюбского, который и решил перевезти икону на север.

Владимирской иконе Пресвятой Богородицы празднование бывает несколько раз в году (по новому стилю 3 июня, 6 июля, 8 сентября). Наиболее торжественное празднование совершается 8 сентября, установленное в честь сретения Владимирской иконы при перенесении ее из Владимира в Москву.

В 1395 году страшный завоеватель хан Тамерлан (Темир-Аксак) достиг пределов рязанских, взял город Елец и, направляясь к Москве, приблизился к берегам Дона. Великий князь Василий Димитриевич вышел с войском к Коломне и остановился на берегу Оки. Он молился святителям Московским и преподобному Сергию об избавлении Отечества и написал митрополиту Московскому, святителю Киприану, чтобы наступивший Успенский пост был посвящен усердным молитвам о помиловании и покаянию.

Во град Владимир, где находилась прославленная чудотворная икона, было послано духовенство. После Литургии и молебна в праздник Успения Пресвятой Богородицы духовенство приняло икону и с крестным ходом понесло ее к Москве. Бесчисленное множество народа по обеим сторонам дороги, стоя на коленях, молило: «Матерь Божия, спаси землю Русскую!» В тот самый час, когда жители Москвы встречали икону на Кучковом поле, Тамерлан дремал в своем шатре. Вдруг он увидел во сне великую гору, с вершины которой к нему шли святители с золотыми жезлами, а над ними в лучезарном сиянии явилась Величавая Жена.

Она повелела ему оставить пределы России. Проснувшись в трепете, Тамерлан спросил о значении видения. Знающие ответили, что сияющая Жена есть Матерь Божия, великая Защитница христиан. Тогда Тамерлан дал приказ полкам идти обратно. В память чудесного избавления Русской земли от Тамерлана на Кучковом поле, где была встречена икона, построили Сретенский монастырь, а на 8 сентября было установлено всероссийское празднование в честь сретения Владимирской иконы Пресвятой Богородицы.

Приглашаем всех на престольный праздник нашего храма 8 сентября!

Священномученик Исидор пресвитер и с ним 72 мученика, в Юрьеве Лифляндском за веру Православную пострадавшие

Священномученик Исидор служил священником Никольского храма в городе Юрьеве (впоследствии Дерпт, ныне Тарту в Эстонии). По договору, заключенному в 1463 году между Московским великим князем Иоанном III и великим магистром Ливонского ордена, ливонские рыцари обязывались оказывать всяческое покровительство православным верующим в Дерпте. Однако, нарушив договор, немецкие католики стали притеснять верующих и склонять их к принятию католичества. Много приходилось переносить православным жителям от немцев-латинян, желавших привлечь их к своей вере. Там, где не имела успеха лесть, пускались в ход угрозы, принуждения и даже побои.

Священник Исидор в своих словах мужественно встал на защиту Православия, призывая паству хранить каноническую верность Московскому митрополиту. Городской старейшина немцев Юрий по прозвищу Трясиголова (Фелингузен) пожаловался Дерптскому католическому епископу на то, что якобы слышал хулу священника Исидора на веру католическую.

В праздник Крещения Господня, 6 января 1472 года, священник Исидор совершал великое водоосвящение на реке Омовже (ныне Эмайыги). Он увещевал паству достойно блюсти отеческую веру, быть готовыми умереть за нее.

Посланные разгневанным епископом стражники арестовали Исидора и его прихожан, заключив их в городской ратуше. На суде у епископа их жестоко пытали и принуждали отречься от православия. Священномученик Исидор и его паства отказались подчиниться насильникам, и были брошены в темницу, где священномученик проповедью и молитвами укреплял дух своих прихожан. Готовясь к кончине, он приобщил себя и бывших с ним исповедников запасными Святыми Дарами.

Утром следующего дня, 8 января (по старому стилю), они снова предстали перед судом в городской ратуше Дерпта. Католический епископ вновь пытался склонить их к принятию католичества, но православные ответили: "Не можешь ты отклонить нас от истинной веры христианской; твори с нами, что хочешь; вот мы пред тобой и повторяем тебе то же что и прежде". Потом судьи стали спрашивать каждого русского, не хочет ли он перейти в католическую веру, и все отвечали "нет". Тогда Дерптский епископ, распалившись яростью, велел бросить всех в реку Омовжу, а святого Исидора, облекши в иерейские (священнические) одежды, бросить в саму Иордань, где он освящал воду в день Богоявления. Так поступили со всеми 72 прихожанами, среди которых были женщины и малолетние дети. Рыцарь, стоявший возле проруби, взял из рук матери ее ребенка. Когда ребенок увидел, как его мать скрылась в проруби вслед за всеми православными, он начал кричать, рваться из рук рыцаря и колотить его по лицу. Едва рыцарь выпустил мальчика, как он побежал к проруби и бросился в нее вслед за матерью. Мальчик стал 73-м православным, погибшим в этот день.

Весной, после вскрытия реки, нетленные тела святых мучеников и среди них тело священномученика Исидора в полном облачении были найдены проезжавшими русскими купцами на берегу в трех верстах от Дерпта.

Православные верующие Дерпта с честью погребли святых мучеников при Никольском храме Дерпта. Данное событие было подробно описано иноком Псково-Печерского монастыря Варлаамом.

Священномученик Иоанн Петтай – пресвитер Пенуяский (1894 – 1919 гг.)

К числу эстонских мучеников, убиенных в 1919 году следует отнести о.Иоанна Петтая, служившего в эстонском приходе в местечке Пенуя (Пенюкюла).

Отец Иоанн Петтай родился 01.01.1894 г. в волости Карула. В метрической книге церкви написано: «первого января – родился, а 16.01 – крещён Иоанн. Родители его – отец – крестьянин Микк Петтай и законная жена его – Мария (Котрева) – мать – оба православного вероиспаведания». Таинство крещения совершал священник Антон Каал.

Сын батрака поместья Карула – Ян Петтай по окончании Рижского духовного училища в 1910 году поступил в Рижскую духовную семинарию, в которой учился до мая 1915г.

За год до окончания учёбы Ян Петтай вынужден был подать прошение об отчислении из семинарии. Окончанию учебного заведения помешала Первая мировая война.

В связи с приближением фронта Рижская духовная семинария была эвакуирована в Нижний Новгород. Студент 5 класса Рижской духовной семинарии – Ян Петтай являлся выходцем из самых малоимущих слоев эстонской бедноты и поэтому продолжать духовное образовние в Нижнем Новгороде был не в состоянии. С сентября 1915 года Ян Петтай становится студентом юридического факультета Тартуского Университета. Однако студентом он был только два семестра.

В мае 1916 г. Ян Петтай призывается в армию и направляется во Владимирское юнкерское училище. Так как война продолжалась, армия испытывала острую нехватку военнослужащих, особенно офицерского состава. Через полгода, в октябре 1916 г. Ян Петтай отучившись по ускоренной программе, получает чин прапорщика и направляется на фронт. Служить пришлось сначала в 245-м, а затем в 99-м пехотных полках. В июле 1917 г. прапорщик Ивангородского пехотного полка Ян Петтай был ранен и направлен на лечение в госпиталь.

По причине государственного переворота и смены власти в октябре 1917г. Ян Петтай после выздоровления в полк не вернулся, а проживал у родителей в волости Карула. В месте с тем желание стать священником не исчезло.

В дореволюционной России не рукополагали в священский сан без соответствующего образования. Но Ян Петтай надеялся, что ему разрешат занять вакансию церковнослужителя в каком-нибудь приходе Епархии.

Окружавшая жизнь в канун революции мало располагала к церковной деятельности. Пастырский путь в той трагической действительности ничего кроме «терний и волчц» не обещал. Но характер времени, каким бы тяжелым он не был, не заглушал в душе Яна Петая стремления служить Церкви Христовой. Он пишет прошение в Рижскую Епархию. В августе 1918 г. Рижский Епархиональный совет извещал Яна Петтая: «резолюцией его Преосвященства, Преосвященнейшего Платона, епископа Ревельского, управляющего Рижской Епархией от 2/15 августа за №718 согласно желанию прихожан и вашему прошению, вы назначены на вакансию к Пенуяской церкви. По вступлении в брак с беспрепятственным лицом имеете явиться к рукоположению». Август 18/31 дня 1918 г. Член Епархиального Совета – свящ. А. Лаар, секретарь – протодиакон - К. Дорин.

Иерейская хиротония Иоанна Петтая была совершена в канун праздника Покрова Пресвятой Богородицы – 13.10.1918 г. – по новому стилю.

Военное время внесло большие беспорядки в церковную деятельность православных приходов Эстонии, священники во многих приходах отсутствовали. Это и побудило Владыку Платона пойти на исключительный шаг и рукоположить не окончившего семинарию Иоанна Петтая во пресвитера к церкви Пенуя. Приход объединял православных эстонцев, по численности был невелик. Всесвятская церковь прихода вмещала не более 300 человек, и была выстроена в 1875 году на средства, отпущенные казной.

При храме имелась приходская школа и приготовленный дом, куда и переехал жить о. Иоанн с матушкой Ксенией.

Поначалу новопоставленный иерей в отправлении богослужения и требоисполнения был руководим о. Владимиром Алликом, настоятелем ближайшего храма, расположенного в селении Каркси-Нуйа, это наставничество было тем полезнее, что о.Владимир несколько лет служил в церкви Пенуя и хорошо знал обстановку в приходе. Епархиальный Совет вскорости по рукоположении известил о. Иоанна о том, что документ о поставлении в иерея будет выдан ему: «По получении от о.Владимира надлежащего удостоверения в достаточном усвоении совершения богослужения и треб». Но документу этому не суждено было попасть в руки молодого пастыря.

В середине декабря во второй месяц после иерейской хиротонии о.Иоанн получил письмо от своей сестры, проживающей с родителями в Карула. Сестра извещала, что родители – больны, особенно мать в очень тяжелом состоянии и просила приехать навестить их. Отслужив Божественную литургию в праздник Рождества Христова, о. Иоанн 7 января после обеда выехал из посёлка Пенуя в город Валка, с намерением далее добраться до имения Карула.

В город Валка о. Иоанн приехал только к 11 часам ночи. Город был занят частями Красной Армии и в городе установлен комендантский час, о чём о.Иоанн не знал. Но даже, если бы и знал, мог ли он оставаться на месте в Пенуя, имея на руках письмо от родных, наполненное тревогой за жизнь матери.

По прибытию в город Валка о. Иоанна задержал военный патруль и направил его в Валкскую тюрьму для установления личности. Заключение продлилось три недели. Следователь Микельсон допрашивал арестованного священника дважды – один раз 8-го января и другой раз спустя десять дней, то есть 18-го января, после того, как получил необходимые сведения из соответствующих инстанций на свои посланные запросы.

Те ответы, которые следователь Микельсон получил из волости Карула, подтверждали справедливость показаний арестованного священника. В них сообщалось, что Ян Петтай: «Всегда держал в слове и действиях сторону бедных и безземельных».

Рабочие имения Карула также написали письмо – прошение: «Просим освободить Яна Петтая из его настоящего заключения. Он жил среди нас и мы можем смело засвидетельствовать о том, что он нашего товарища – Михаила Петтая сын и никакой вины, заслуживающей наказания – не подметили». Под письмом стояло 25 подписей. Супруга о.Иоанна – Ксения также писала письма, упрашивая освободить священника: «Задержанного безо всякой вины с его стороны. Сам он сын батрака и уже поэтому, зная тяжелое положение этого класса – всегда оставался верным ему». Следователь Микельсон, проводивший расследование в обвинительном заключении умолчал обо всех этих письмах – прошениях. В обвинении он написал: « Предлагаю Ивана Михайловича Петтая держать в заключении до водворения полного спокойствия в Латвии».

Однако, те, кто должен был водворить это «спокойствие» решили дело по – своему. Безо всяких пояснений, протоколов, неизвестная рука прямо на обложке дела о. Иоанна Петтая размашисто и наискосок начертала: «Разстр.», что на языке правосудия большевиков означало: «расстрелять».

Не надо никакого следствия и приговора... Священник не может быть другом простого народа – так думали большевики. Сын батрака – о. Иоанн Петтай никак не подходил к категории классового врага. Не мог он также озлобить лидеров большевизма своими обличительными проповедями – слишком недолго пробыл он настоятелем скромного эстонского прихода. Четырежды заступалась за него эстонская беднота, но эти отчаянные попытки смягчить «вождей трудового народа» и вызволить невиновного священника из тюремного заключения, оказались безрезультатными.

Чем же о. Иоанн Петтай вызвал к себе такую беспощадную агрессию? Только одним, своим иерейским крестом и своей священнической рясой. Несмотря на своё социальное происхождение, он являлся идейным врагом революции, выразителем и служителем той ненавистной большевикам религии, которая подлежала, по их мнению, безжалостному истреблению. Только этим и можно объяснить причину насильственной смерти о.Иоанна в самом начале его пастырского пути.

Почти 3 месяца продлилось служение Богу и людям этого молодого священника. За такой короткий срок он не смог, конечно, стать пастырем стада Христова, в полном смысле этого слова. Его кратковременное земное служение Церкви Божией было прервано внезапным вмешательством темных сил. И все-таки промысел Божий привел его к той чести, которую никто по слову апостола, не приемлет сам по себе.

Осознавая ограниченность и несовершенство своих попыток понять непостижимое, вникая и вдумываясь в действия неизреченного Разума Господня, мы можем предположить, что священник Иоанн Петтай был приведен высшим промыслом к иерейской хиротонии не для того, чтобы окормлять духовно свою паству и самому постепенно год за годом возрастать в этом служении Богу и человеку. Мученическая кончина эстонского иерея, пролившего кровь за Христа в свои 25 лет «досрочно», соделала его небесным молитвенником, ходатаем и покровителем чад Христовых, пребывающих посреди умножающихся беззаконий века сего. По необъяснимым для разума человеческого решениям Божиим о. Иоанну суждено было стать еще одним горним предстателем пред престолом Господним о всей полноте Церкви Христовой, вступившей на рубеже второго и третьего тысячелетия в один из сложных периодов земного своего существования.

Иеромонах Нестор (Кумыш)